logo

Libero Leons Finance > Life style | отдыхаем от инвестиций  > Коррида в Испании – час быка.

Коррида в Испании – час быка.

CORRIDA-DANGEROUS

Уже много веков коррида представляет собой состязание человека и животного. Что это — высокое искусство на краю смерти, яростный бой на равных или особо изощренное убийство, когда мучения жертвы растягиваются надолго? Каждый участник и зритель корриды сам ищет ответ на данный вопрос.

 

Страсти по-испански

 

Хотя корриду уже который год пытаются запретить, нельзя представить себе Испанию без этого яркого и жестокого зрелища. Туристы ругают ее за жестокость, но почему-то, приезжая в Испанию, спешат на трибуны, чтобы стать «соучастниками» убийства и прочувствовать дикую ненависть животного ко всему роду человеческому.

Сезон боя быков продолжается в Испании с 19 марта по 12 октября. Поскольку для жителей страны это не спорт, а искусство, корриду освещают не спортивные журналисты, а художественные критики. И каждый год семь месяцев подряд не утихают страсти, не прекращаются бесконечные протесты Международного общества защиты животных. Лучшие по составу тореадоров и свирепости быков корриды организуют в Севилье, Кордове, Малаге, Ронде, Мадриде. С середины мая жители Мадрида чтят своего покровителя, святого Исидора Землепашца, с поистине столичным размахом и устраивают в его честь праздник — 27 дней корриды подряд. В это время даже Plaza Monumental de la Ventas (самая большая в Европе арена), рассчитанная на 23 000 зрителей, не способна вместить всех желающих.

Неистовые поклонники этого зрелища не дают скучать своим кумирам и в межсезонье. В это время лучшие тореадоры Испании отправляются на гастроли в Латинскую Америку — Мексику, Колумбию, Венесуэлу, Гватемалу, Эквадор. Оказывается, вместе с языком испанцы смогли экспортировать в Новый Свет и свою страсть к кровавым зрелищам.

 

Тореадор, смелее в бой!

 

Это зрелище, вне всякого сомнения, достойное внимания. Чего стоит один только выезд на арену старинных карет с почетными гостями. Увидеть «Гойеску» сможет только счастливчик, так как билеты раскупают за полгода. Зато всегда получится осмотреть Музей корриды, где бережно хранят не только костюмы, шпаги, мулеты и фотографии тореро, но и головы быков, поразивших зрителей своей силой и отвагой.

Многие называют Ронду родиной корриды. Строго говоря, это не совсем так. Еще Юлий Цезарь снимал стресс в конных поединках с быками, о чем и поведал миру в своих хрониках, став таким образом первым из известных нам тореадоров. В Средние века благородные испанские гранды использовали диких быков в качестве «спарринг-партнеров», оттачивая на них свое воинское мастерство. Они-то и превратили это занятие в захватывающее кровавое шоу, без которого не обходилось ни одно придворное празднество. Конец подобным забавам положил король Филипп V: он заявил, что не желает видеть, как его приближенные рискуют жизнью столь грубым способом. Так из торжественного королевского праздника бой быков превратился в общенародное достояние. А поскольку простые люди искусству верховой езды обучены не были, то они уже не сражались с быками, сидя на лошади. Первым на этом поприще отличился уроженец Ронды Франсиско Ромеро, ставший в середине XVIII века родоначальником самой прославленной в стране династии toreros — людей, выбравших смертельные бои с дикими быками своей профессией.

 

Высшая лига

 

Стать тореадором — самый верный и опасный способ снискать всенародную славу и разбогатеть. Но попасть в закрытую касту очень сложно. Для этого недостаточно просто закончить одну из специальных школ, надо еще пройти «альтернативу» — церемонию посвящения, на которой заслуженный матадор, уходящий на покой, символически передает шпагу и мулету новенькому, принимаемому на его место.

Заветное желание горячих испанских парней, во что бы то ни стало стать тореадором, подчас лишает их остатков разума. Бывали случаи, когда в разгар боя смельчаки выпрыгивали на арену и кидались к быку, пытаясь привлечь внимание публики своим искусством. Тут уже не до корриды — все действующие лица поединка, уворачиваясь от рогов разъяренного животного, пытаются спасти очередного безумца.

Высшая лига корриды, ее элита — 40 профессиональных тореадоров высокого класса, которые по популярности уступают в Испании разве что Богу. Почти все они — миллионеры и, как любые богачи, предпочитают виллы в роскошной Марбелье, большие белые яхты, спортивные машины и красивых женщин. Одному из них, знаменитому Франческо Ардонису, отдала руку и сердце самая богатая невеста Испании — Евгения, дочь герцогини Альба. Свадьба наделала много шума и проходила в Кафедральном соборе Севильи в присутствии членов королевской семьи.

Необычная профессия неизбежно накладывает печать на характер тореадоров. Любой из них вдвое религиозней и суеверней самого верующего испанца. Эти люди, привыкшие смотреть в лицо смерти, свято верят во всевозможные приметы, заговоры и предчувствия. Помимо обязательного образа Девы Марии, небесной покровительницы всех тореадоров, некоторые из них постоянно носят с собой целую коллекцию различных амулетов. А такие непременные черты характера тореро, как вспыльчивость и горячность, практически узаконены в Испании : их не штрафуют за превышение скорости, не забирают в полицию и даже не составляют протоколов за драки, если такие встречаются.

 

Портрет героя

 

Но как бы не превозносила безумная торсида своих кумиров, главным героем любой корриды всегда будет яростное дикое животное. Любой король позавидует родословной, чистоте крови быка и боевым подвигам его предков. Он неотразим, как Зевс, похищающий Европу, 600 кг веса, крепкие мышцы и ни капли лишнего жира. Он абсолютно убежден в своей исключительности и готов нападать на все, что движется или бросает вызов его превосходству. Он в ярости крушит все вокруг, не задумываясь о последствиях.

Каждый путешествующий по испанским провинциям Андалусии и Эстремадуре наверняка видел обнесенные проволокой гигантские пастбища, на которых выращивают боевых быков очень древней породы торо браво, сохранившейся лишь в Испании. Эти «гладиаторы» живут там почти в природных условиях. Их разведение — очень дорогое занятие, и запрещение корриды привело бы к исчезновению вида. Так, по крайней мере, говорят противники запрета боя быков. Через два года вольной жизни животным устраивают смотрины, отбирая самых агрессивных. Затем те еще два — три года живут в райских условиях на зеленых пастбищах, а затем наступает время главного испытания — боя на арене.

 

Смерть после полудня

 

Конечно, корриду надо смотреть, так сказать, живьем. Под традиционный пасодобль ее открывает торжественный парад участников в красочных костюмах. На трибунах — искушенная публика, со знанием дела доводящая себя до неистовства. Здесь умудренные опытом и видом сотен смертей завсегдатаи, домохозяйки, жаждущие сильных эмоций, громко вопящая молодежь и, разумеется, туристы. Программа представления так же стара, как костюмы участников, каждый из трех матадоров должен сразиться с двумя животными.

Взмах платка церемониймейстера, резкий голос трубы, и огромный бык вырывается из загона в круг арены. Начинается сложный спектакль, каждое действие которого несет глубокий смысл, неведомый дилетанту. Пикадоры с длинными пиками, бандерильеро с острыми дротиками, матадоры — вся эта команда помогает обреченному животному поднять напоследок боевой дух и умереть со славой.

Неизбежно наступает момент истины: на залитой солнцем и кровью арене грациозный матадор в расшитом золотом камзоле начинает смертельно опасный танец рядом с ослепленным яростью быком. Взмах мулеты — и весь мир сжимается до размеров арены.

Возбуждение нарастает. Публика ревет не переставая «Оле, оле!», подбадривая дуэлянтов и вопреки всякой логике желая победы сразу обоим. Но вот арсенал изысканных па исчерпан. Движение мулетой влево, небольшой шаг вправо, изящный изгиб тела, тщательно выверенный удар и шпага по самую рукоять уходит в узкую щель между лопатками быка. Окровавленный, он падает на колени и бьется в агонии. Все! Бой окончен. Матадор церемонно благодарит зрителей и поверженное животное. Наступает «эра милосердия» — упавшего быка добивают ударом кинжала.

Теперь очередь за публикой, только она может оценить мастерство матадора. Неудачника освистывают, героя приветствуют взмахами белых платков и, как орден, вручают отрезанное ухо убитого быка. В исключительных случаях — два уха или хвост. Приз весьма почетный, хотя в наше время чисто символический. Раньше единственной наградой матадору было убитое им животное. А ухо играло роль жетона, подтверждающего право героя на тушу или ее денежный эквивалент.

Быка, проявившего отвагу в бою, «награждают» посмертно — тройка мулов под аплодисменты зрителей совершает круг почета по арене, волоча за собой останки героя. Затем с туши снимут шкуру, разрубят ее на части и пожертвуют в больницу либо продадут в специализированные рестораны.

Правда, не всегда корриды заканчиваются победой человека. В XX веке они унесли жизни 28 матадоров. Всего же с 1747 года во время боев погибли более 700 тореро и их помощников, а общее число пострадавших определить просто невозможно.

 

Libero Leon’s Finance/ отдыхаем от инвестиций